Христианская демократия в России Санкт-Петербург, Россия [email protected] Долинин

Статьи В.И. Долинина

больше » Габриелян

Статьи Г.Л. Габриеляна

больше » Сухоруков

Статьи К.Сухорукова

больше » Шестова

Статьи А.Шестовой

больше »

Зимние каникулы – долгое время отдыха. Но мысль не спит. Она работает, пока жив человек. Более того, не исключено, что мысль, сознание, в отличие от тела, остается с личностью и за порогом смерти. Конечно, преображается в ту или иную сторону, но основа ее заложена уже в тварной жизни человека.

За январь участниками ИГ РОНХДД написано несколько статей, возобновились телеобращения Председателя инициативной группы.

Сейчас вашему вниманию представлены статья Анны Шестовой, прежде напечатанная на известном портале «Кредо.ру», две статьи нашего активиста, проживающего в Израиле Кирилла Сухорукова, и три принципиальные статьи Георга Габриеляна, одна из которых размещена ниже на этой странице.

Приглашаем на пир духа.   

Как Путин должен уйти

На сайте, где больше года голосуют за уход Путина вообще, то есть из политики – набралось более 100 тыс. подписантов. Чуть более 100 тыс. было на проспекте Сахарова в Москве. Это – разные 100 тыс. А вообще, противоположную точку зрения разделяют около 40% респондентов. То есть – чуть менее 50% потенциальных голосовальщиков до сих пор считают, что сей политический персонаж может и дальше руководить Россией.  

Маленькая реплика: Путин сотворил два чуда. Во-первых, ему удалось сплотить против себя последовательных представителей всех возможных политических течений. Я не знаю таких либералов, демократов, консерваторов, националистов, социалистов и коммунистов, которые поддерживали бы Путина. Но, и это – важно, таких политизированных граждан в России, как и в любой иной стране, очень немного. На этом фоне, во-вторых и главных, против Путина поднялся российский «средний класс». Я сознательно заковычил данное словосочетание, та как среднеклассовость тех, кто 24 декабря и 4 февраля заполнил проспект Академика Сахарова и прошли маршем до Болотной, подтверждается только количеством дензнаков. Никаких иных характеристик, присущих среднему классу в странах с традиционной демократией и устойчивой экономикой, у их российского стратового аналога нет. Несмотря на то, что часть обозревателей и комментаторов ехидничают по поводу «норковых революционеров», а сами себя эти люди комплементарно называют креативным классом, ничего особо творческого и делового в данной страте российского населения нет. По существу, против путинизма поднялась менеджерская составляющая паразитического слоя, возникшего именно благодаря сырьевой экономике, столь лелеемой Путиным.

Как-то я (и не только) уже говорил, что В.В. Путин – своеобразный анти-Мидас. Все, чего он коснется, даже золото – превращается, мягко говоря, в навоз.      

Замечу еще, как популярно стало говорить о чувстве собственного достоинства. Сейчас уже весьма циничные либеральные шоумены, не говоря о таких совестливых и душевно тонких исследователях, как профессор Е.М. Альбац, апеллируют к этой эфемерной материи, к этому космизму человеческого духа. Да вся наша политическая радужка – розовые, красные, коричневые, черные и даже голубые – стали муссировать эту тему. Добавлю лишь, что каждый из них понимает человеческое достоинство – и свое, в том числе – по-своему, по-разному.   

Когда мы – христианские демократы – внесли в преамбулу своей программы положение о человеческом достоинстве, мы имели в виду несколько иной мыслеряд. Действительно, достоинство либерала, особенно либерала отечественного образца 21 века – в количестве его (либерала) экономических возможностей. Достоинство людей из левого роя в том, чтобы все остальные боялись (в оригинальной терминологии – уважали) его рой-государство. Достоинство нацика или фашика – в его происхождении, к которому, замечу, он не приложил ни малейшего усилия. Наше же достоинство в том, что мы созданы Творцом по Его образу и подобию и – важно – наделены Им правом на свободу, а значит – ответственны за свои поступки.

Однако, дело – в конкретной ситуации – не ограничивается этими важнейшими дефинициями. Сама такая постановка вопроса уже говорит о частичной и сугубо ситуационной правоте отцов-основателей новейшей русской либеральной модели. И вот оказывается, что строители «кумовского капитализма» в «розовых штанишках» были правы, когда говорили, что свобода нужна не голодным, а сытым. Конечно, свобода только для самих себя.

Ну что же – тоже неплохо для начала. В конце концов, в эталонной для определения демократии стране – Британии события разворачивались так же. Там в 1215 г. была принята Великая Хартия Вольностей. Она вообще не касалась народа: только король и высшее дворянство – бароны. Все последующие революционные требования выдвигались сословиями и классами, находящимися ниже баронов и требующими расширения прав до «баронских», какие бы титулы последние не носили в соответствующий период. Не отрицаю, что обидно повторять путь островитян через 800 лет, когда уже в прошлом и Британская и Российская империи, но история – суровая воспитательница, которая заставляет учить заново пропущенные уроки.

Анализируя последние массовые акции, я делаю вывод: начавшись, как некий протест против нарушений и фальсификаций, они продолжаются, как акции, направленные против В.В. Путина и путинизма. То есть, хотя формальным поводом массового недовольства являются события, связанные с 4 декабря, реальная причина – явно выраженное стремление путинской части олигархата вернуть ему формальную власть. Реальную власть он ни на йоту не терял все последних двенадцать лет. Стремление это было публично озвучено 24 сентября на съезде партии «Единая Россия». 

     Таким образом, суть нынешнего политического кризиса: конфликт «миллионеров с миллиардерами» – с одной стороны, и попытка «революции менеджеров» – с другой.

За двенадцать путинских лет созрело то менеджерское сословие, которое требует допуска к принятию сущностных политических решений. Путинизм, как марксовый капитализм, сам взлелеял своих могильщиков.

Однако, «бунт менеджеров» связан не с этим. Реальными хозяевами страны являются лидеры ста с лишним кланов – их легко найти в российской части списка журнала «Форбс» – первые из которых пришли к власти в 1993 г., укрепили ее в 1996, сменили формат и методы управления после событий 1998 г. Поменяли, проще говоря, манипуляционную демократию, предполагающую некоторую вариативность, на «управляемую» или «суверенную демократию», при которой демократическая форма превратилась в фиговый листок, прикрывающий срам олигархической диктатуры и корпоративистского государства. Я, к слову сказать, утверждал это еще 5-6 лет назад. Тогда коллеги по демократическому движению, будучи уверены в захвате власти чекистами, мягко говоря, не поддерживали меня. Сейчас, это стало почти общим местом. Во всяком случае, такие вдумчивые исследователи и акторы современной российской политической ситуации, как Ю. Афанасьевне, А. Пионтковский, А. Илларионов и А. Скобов, говорят о том же. Пусть и в других выражениях (и, конечно, куда остроумнее и глубже меня) характеризуют современную российскую власть, как олигархию.

ВВП и «питерские» (далеко, кстати, не исчерпываемые исключительно теми, кто служил с Путиным в КГБ в 80-х гг.) были призваны Березовским – лидером ельцинской части олигархата в качестве «сторожевых собак» и менеджеров, охраняющих и преумножающих активы своих работодателей. Разумеется, не рядовых менагеров, а топов, получавших не только высокие зарплаты, но и акции ЗАО «Россия».

Теперь же топ-менеджеры – исполнители интересов реальных владельцев, повели себя, как «реальные пацаны» и  пытаются отстранить их и перевести все активы на себя.

Поэтому сейчас перед хозяевами этого ЗАО, в которое они превратили страну, стоит дилемма: или они вместе с оборзевшей политической «крышей» менеджментом прессуют свои уменьшенные копии, или вместе со своими духовными детьми (а иногда – своей технической, интеллектуальной, творческой, креативной и т.п. обслугой) репрессируют зарвавшихся менагеров и секьюрити из тейпа Озерой и, прежде всего, их вождя, эмира, имама и пахана – ВВП.

Решение, на мой взгляд, очевидно, Продолжения паханата в России не будет. Будет олигархат с элементами демократии.

Как бы там ни было, но мысль, что Путин должен уйти и даже, что Путин непременно уйдет – сейчас очевидна не только нескольким сотням тысяч наиболее активных противников Путина, но и тем, кто еще совсем недавно вполне спокойно воспринимали его личные особенности и, я бы сказал, характерную для него политическую стилистику, а главное – очевидно криминальную практику.  

В связи с этим возникает следующий вопрос: когда Путин должен уйти? По мне: чем раньше – тем лучше. Он и так опоздал. Теперь наиболее оптимальным вариантом был бы перенос президентских выборов на декабрь 2012 г. За это время можно было бы приватно договориться с ВВП – в частности, и с «коллективным Путиным» – в целом. Гарантировать им, например, не только свободу, но и сохранение некоторой собственности. Правда, я не могу согласиться с известным и чрезмерно, на мой взгляд, щедрым предложением А.А. Пионтковского о «воровском пароходе». Гарантии узурпаторам власти могут быть представлены только в рамках закона. То есть их действия должны быть оценены с точки зрения законов, пусть даже тех, которые они сами инициировали и протащили через парламент. Нарушения законов прощено быть не может. И не потому, что необходимо мстить, но исключительно, дабы неповадно было следующим впадать в соблазн примитивно-брутального самодержавия.

Однако, реакция «коллективного Путина» на протест против узурпации власти делает маловероятным такой, я бы сказал, позитивный исход. Напротив, рефлексии действующей власти таковы, что позволительно предположить самые жесткие меры противостояния, включая насилие, сопряженную с ним кровь, включая даже привлечение к подавлению протеста тонтон-макутов Кадырова, а значит – дополнительную раскрутку сепаратистского маховика. Об этом исчерпывающе написал А.Илларионов, который лучше, чем кто-либо из оппозиции знает психологию и специфическое мироощущение своего бывшего шефа. 

И, несмотря на возможные потрясения, Путину все равно придется уйти. Не оттого, что кто-то «керосинит» извне, но только потому, что он не соответствует уже нынешнему этапу развития страны. Реакция страны на путинизм, есть реакция организма, стремящегося выжить. Или раковые клетки путинизма убьют Россию, или Россия сумеет сама избавиться от «коллективного Путина», как специфической формы руководства страной.

Я – оптимист. Считаю, что Россия еще не потеряла чувства самосохранения и, следовательно, нация способна бороться за выживание.

Соответственно – уход Путина – вопрос времени. Даже если представить себе, что, нарушая все мыслимые и немыслимые нормы, нынешние «политэлиты» сумеют протащить его на пост Президента, усидеть в этом кресле до 2018 г. ему навряд ли удастся.  

Вот здесь то и возникает вопрос – возможно, наиболее актуальный: как Путин должен уйти? На какие жертвы может пойти нация, чтобы избавиться от этой смертельной болезни. Ведь порой, даже при самой показанной операции, организм не в состоянии не то, чтобы восстановиться в прежнем объеме, но и просто жить.

Первое: запрет – на насилие в политике. Если прольется кровь, то виновата будет, во всяком случае, власть. Ибо она – власть, то есть отвечает за то, что происходит. Но ответственные политические силы, в том числе и оппозиционные, также обязаны избегать насилия. Дело в том, что маховик насилия, раз запущенный, потом трудно остановить. Напротив, насилие может стать нормой при решении политических вопросов. Именно кровавая и бескомпромиссная Гражданская война привела к ужасным репрессиям, характеризующим первые 40-45 лет советской власти. Поэтому, когда на протестных акциях я слышу слово «революция», становится не по себе. Накал страстей таков, что революция не будет оранжевой, но именно, что красно-коммунистической или коричнево-нацистской. А это – не выход из путинизма, но наоборот – развитие того, что возникло двадцать лет назад. Ненормальное, пагубное развитие. Худшая версия возможной действительности.

Второе, что мы должны иметь в виду при избавлении от путинизма – сохранение целостности страны. В недавней своей статье о «национальном вопросе» в «Независимой газете» Путин в очередной раз подтвердил свою некомпетентность в этом вопросе. С одной стороны, он признал, что Россия не может быть национальным государством, с другой – употребил эвфемизм «историческое государство» вместо нормального термина «империя». На самом деле нынешняя Россия и национальное государство и империя.

Современная российская территория – результат длительной работы и борьбы великороссов. Объединяющим началом государства, в первую очередь, является русская культура. В этом Путин прав. Однако, он не понимает, что такие государства, когда один народ становится культуро- и государство- образующим, а вокруг него сплачиваются другие этнические группы, считающие страну своей родиной, именно такие государства в 21 веке и являются национальными. Нация – не этнос, а политическая, культурная, смысловая общность.

Одновременно с этим, в Российской Федерации немало субъектов, как пограничных, так и анклавных, которые исторически не были великоросскими и автохтонное население которых отличаются от великороссов и языком, и бытом, и культурой, иногда религией, расой и т.п. В то же время – они полноправные и в большинстве своем вполне лояльные граждане России. А это – признак империи. Это только в 19 веке империи предполагали некоторое неравенство своих частей и подданных. В 21 веке империи тем и отличаются, что все полноправные граждане и все территории равны.   

Нужно помнить также, что после распада СССР в пограничных с Российской Федерацией вновь образованных странах осталось немало исторически принадлежащих России территорий с исконным великорусским населением. Это – родовая травма новой России. 25 миллионов великороссов и около 10 миллионов тех, кто не только говорит, но и мыслит по-русски, никуда не переселяясь, оказались вне границ своего этнического или культурного ядра. Таким образом, великороссы – крупнейший разделенный народ. За 22 года новой России руководство не сделало ничего существенного для облегчения положения русской диаспоры. Напротив, ее проблемами, часто надуманными, спекулировали для решения политических вопросов – как в странах Балтии, или продавали ее жизненные интересы – как в странах Центральной Азии.

Наконец, некоторые субъекты Российской Федерации находятся в привилегированном положении. Отнюдь не только потому, что получают непропорционально много денежных вливаний из федерального центра, но и в связи с известной свободой действий их лидеров, как минимум по отношению к населению этих территорий. После «замирения Кавказа», организованного Путиным Россия платит дань Чечне, а дети чеченских чиновников ведут себя в великорусских регионах, как баскаки на Руси 14 века.

Все вышеперечисленные факторы порождают сепаратистские настроения в собственно исконно русских, населенных великороссами, субъектах. Народ недоволен чрезмерной централизацией, антимосковские настроения растут. В случае серьезной революционной заварухи нельзя исключить еще одного – теперь уже окончательного – развала России. Это, в свою очередь, приведет к потере Сибири и Дальнего Востока, территориальным спорам и конфликтам на границах новых возможных государств и т.п. По-существу, вся историческая деятельность русского народа последнего пятисотлетия будет перечеркнута.

Проблему можно было бы решить, используя механизм субсидиарности, то есть передачи на места всех полномочий, которые возможно исполнять на базовом уровне. Однако такая, очевидно разумная политика представляется «коллективному Путину» проявлением «слабости». Самое же главное: решение вопроса таким образом в потенциале угрожает интересам акционеров ЗАО «Россия».

Третье условие, соблюдение которого есть непременный аспект, который следует учесть при избавлении от путинизма – сохранение принципа равенства граждан и территорий России. Равенство, разумеется, не только по этническому принципу, но и по тому, что можно было бы обозначить, как правовая проекция социального положения. Не секрет, что немалая часть антипутинской оппозиции – левые. И уже сейчас они завели свою нескончаемую песнь об экономическом равенстве. В этом-то и проблема отечественных левых: по большей части – им не дано стать социал-демократами. Они были и остаются догматиками и сектантами, как и их «основатель» Ульянов-Ленин продолжают заниматься ревизией современного марксизма. Равенство стартовых условий, гражданских прав, равенство перед законом они норовят заменить экономическим равенством, возможным только при всеобщей бедности. Особенно их раздражает приватизация крупной государственной собственности в начале 90-х гг. Именно эта их позиция так пугает антипутинских, а тем более пропутинских системных либералов. За двадцать лет многие забыли, в каком состоянии были советские предприятия, в том числе и добывающие. Сырье, особенно нефть, упали в цене, что, возможно, тоже сработало на бесславный (зато и бескровный) конец советской власти. Конечно, приватизация, даже не крупных, а средних и мелких предприятий была проведена так, а не иначе, прежде всего, по другим причинам, доходчиво изложенным в многочисленных книжках младореформаторов.  

Я не удовлетворен их объяснениями. Я уверен, что в 1991 г. партхозноменклатура пустила «встречный пал», призванный успокоить народное недовольство. Цель – присвоить бывшую госсобственность, сделав ее индивидуально-корпоративной. Я, впрочем, «за», так как никакого отношения к этой собственности не имел, более того, сам был собственностью государства. Моя претензия к «победителям августа» заключается в том, что не была создана система конкуренции. Более того, после относительно либеральных (в хорошем смысле слова) времен, то есть к концу 90-х, младореформаторы в «розовых штанишках» привели во власть подполковников КГБ в черных очках. Всякая конкуренция в политике, экономике, в общественной работе, позже в гуманитарной науке и массовом искусстве и, разумеется, в духовном поиске, была не только приостановлена, но и ликвидирована.

Чтобы подобные истории не повторялись необходимо обусловить эксплуатацию природных богатств, в том числе недр, такими налогами, которые сделают в будущем этот бизнес не более рентабельным, чем любой иной в сфере производства товаров и услуг. Национализация, в наших нынешних обстоятельствах и, к сожалению, еще довольно долго, позволит только лишь заменить «капиталистического хищника» вороватым чиновником. Народу это ничего не даст, а коррупционная среда возрастет. Пример – так называемые госкорпорации, особенно Газпром и Роснефть.       

Во всяком случае, человек, честно и законно занимающийся предпринимательством, не может быть ущемлен в своих правах.

Заканчивая этот раздел, еще возвращаюсь к неравенству территорий. Как правило, речь идет о республиках Северного Кавказа, о тех субсидиях, которые центр направляет туда, обрекая регионы, населенные преимущественно великороссами на нищету и вымирание. Это – правда. Однако в последнее время много говориться и об эксплуатации Москвой всех остальных российских земель. Вернее, не Москвой, как субъектом Федерации, а Кремлем, как федеральным центром. В одной из своих предвыборных статей Путин заметил: «Распределение государственных полномочий по различным уровням власти должно осуществляться по ясному критерию – функция должна исполняться на том уровне власти, где это будет сделано с наибольшей пользой для граждан России, их предпринимательской активности, для развития страны в целом».

Здесь все поставлено с ног на голову. Непонятно (вернее – слишком хорошо понятно), кто будет оценивать эту «наибольшую пользу». Между тем, есть работающий механизм, вполне апробированный не только в демократических странах. Вновь и более подробно о субсидиарности, то есть такой системе, когда с базового – муниципального уровня вверх делегируются только те полномочия, которые невозможно осуществлять на этом уровне. Разумеется, и налоговые сборы в основной своей части остаются в муниципалитетах и регионах.

Короче говоря, при избавлении от путинизма мы обязаны не только сохранить равенство граждан и территорий, но и сделать его реальным там, где этот принцип был нарушен.

Путинизм – последняя стадия ордынской системы власти. В той или иной форме она существует в стране, начиная от Василия III. За последние сто лет в ней особенно укрепились такие аспекты, как казнокрадство,  мздоимство и иные, иногда куда более отвратительные, проявления коррупции. Избавление от ордынской системы не может ограничиться только уходом ВВП или даже «коллективного Путина». Важно сформировать такую политическую систему, которая не позволила бы в будущем воспроизвести подобные системы управления.

Дело это сложное, что связано, главным образом, с тем, что демократическое устройство – производное от устремлений и усилий большого количества демократически мыслящих людей. Современная история России не породило еще достаточного количества демократов. При путинском паханате их стало даже меньше, чем в «лихие 90-е».

Пока же против Путина поднялись не только «вожди» несистемной оппозиции, не только демшиза и люмпен-интеллигенция, а вполне успешные люди – путинское поколение, «хомячки», которые при нем поднялись до миллионной прибыли.    

Преодолевая наследие затхлых 00-ых, даже имея в виду элементы олигархии, можно параллельно строить гражданское общество, что, безусловно, способствует увеличению людей, мыслящих демократически. Итак, самоорганизация российской нации должна продолжаться, самосознание граждан должно развиваться в сторону ответственности и человеческого достоинства. Просто в условиях относительной свободы этот процесс становится естественным или, по крайней мере, ему не мешает государственная власть.

Иными словами, при избавлении от Путина, задача минимум – спасти страну от катастрофы. Задача максимум – дать ей новый импульс для развития.

Между тем, лидеры так называемой либеральной оппозиции самозвано присвоили право говорить от имени всех демократов, шире – от имени всех протестующих – и блокируют всем остальным выходы на коммуникации, включая СМИ и выступления на публичных акциях. Все это сопровождается постоянными скандалами и склоками, льющими воду на путинскую мельницу.

Мы – христианские демократы – считаем, что будущая власть, если у нее присутствует ответственность перед нацией и историей, обязана сделать все для восстановления чувства собственного достоинства и ответственности у граждан России, воспитания в россиянах стремление к свободе.

Для этого, как минимум, необходимо внести – уже сейчас при «уходящем» Путине –  существенные изменения в ряд нормативных актов, а именно:

·                    Ограничить полномочия Президента, избирать его двумя палатами Федерального Собрания;

·                    Преобразовать Администрацию Президента в Канцелярию при Президенте;

·                    Разработать новый закон о партиях, предполагающий уведомительную регистрацию общероссийских партий при наличии представительств не менее чем в 50% субъектов РФ;

·                    Избирать депутатов верхней палаты – Совета Федерации – по мажоритарным округам;

·                    Избирать депутатов Государственной Думы по партийным спискам, при внесении ими равного избирательного взноса и праве на избирательные блоки, а также снижении проходного барьера до 4% в Госдуму и до 3% в региональные парламенты. При этом депутатский корпус региональных парламентов нужно избирать на 50% по партийным спискам и на 50% по мажоритарным округам.

По существу, это – постепенное превращение РФ в парламентскую республику, ограничение коррупции, формирование разных центров силы, то есть восстановление системы сдержек и противовесов, позволяющей канализировать противоречия, обычные для социума, в легитимные рамки, без антагонизма и противостояния, без узурпации власти личностями и кланами, без анархии и тирании. Таким образом, можно бескровно сместить наиболее одиозных представителей «политэлиты», сохраняя единство страны и делая реальной политическую стабильность.